Опубликовано: Сентябрь 29, 2006

Ярмарка бесправия

Каждый день мы видим их на рынках и стройках, на укладке асфальта, уборке территорий, на самых «черных» работах. Они собираются по утрам на обочине Ярославского шоссе, за МКАД, у «дверей» в столицу: грузчики и маляры, каменщики и электрики, плотники и просто чернорабочие. Они – гастарбайтеры.

Они делят себя на два сословия: «специалисты» и чернорабочие.

Многие «специалисты» носят с собой дипломы строительных университетов – украинских, белорусских, киргизских, узбекских. Встречаются и профессиональные дизайнеры. У них с собой папки с фотографиями объектов – портфолио.
Чернорабочих, не брезгующих никакой работой, здесь называют просто – «ломай-копай», в основном это таджики. Таких сотни. Грязных, небритых, стаями бросающихся к любой притормозившей у обочины машине. Они готовы на любую работу – копать, месить, мести, что угодно, лишь бы получить хоть какие-то деньги. У большинства нет ни регистрации, ни разрешения на работу. Они нелегалы. «Заявок» на всех не хватает, а людям нужно поесть, где-то поспать, милиции отстегнуть, чтобы не забрали в кутузку. Денег нет, да и более удачливые земляки не всегда выручают мелочью, чтобы купить батон хлеба.
…Второй километр Ярославского шоссе. По обе стороны дороги переминаются с ноги на ногу ищущие работу. У некоторых на груди таблички, выведенные кривыми буквами: «штукатурка», «полы», «отделка квартиры». Останавливаюсь у обочины. Машину тут же облепляет народ. (В отличие от славянских гастарбайтеров таджики держатся кучкой – как правило, это земляки, они знали друг друга еще на родине). Начинаю отбиваться от навязчивого «сервиса» и говорю, что мне нужен только один человек, чтобы просто поговорить. Толпа быстро растворяется.

На переднее сиденье садится один из гастарбайтеров, и мы начинаем разговор. Собеседник, представившийся Дуду, охотно отвечает на вопросы.
– Вообще-то я по специальности инженер. Но в Таджикистане работы нет. У меня пятеро детей, жена, мать, братья. Всех надо кормить. Вот и едем в Москву. Работу берем любую – строим гаражи, ремонтируем дачи, асфальтируем подъезды. Зарабатываю в среднем три–пять тысяч рублей. Деньги сразу отправляю домой. Копить нельзя – или менты отнимут, или свои сопрут. Всего за сезон, с мая по октябрь, удается заработать долларов 800–1000. На них и живем до следующего сезона. Где живу? Иногда на рабочих местах, иногда на вокзалах. В тупиках стоят отцепленные вагоны, за сотню рублей можно переночевать…
Тем временем к «ломай-копаям» подъезжает джип, в таджикских рядах начинается потасовка.
– Ребята, видимо, хотят ехать с заказчиком на объект, – усмехается Дуду. – Закон джунглей, понимаете?
На Ярославке можно встретить нелегалов из всех стран СНГ. За работой в Москву едут в основном из Азербайджана, Грузии, Киргизии, Таджикистана, Украины. По разным оценкам в столице проживают около полумиллиона украинцев, более 300 тыс. таджиков, 150 тыс. белорусов.
На обочине тормозит «газель». Около приехавшего за рабсилой моментально выстраивается очередь в несколько десятков человек. Наниматель осматривает шеренгу унылых мужиков, как товар на прилавке: сколько лет, как одет, не пахнет ли спиртным. Чем занимался на родине, какой опыт работы. Понравившихся забирает в грузовик. «Счастливчикам» предстоит трудиться по 13–15 часов в сутки без перерывов и выходных. Гастарбайтер не имеет права заболеть или устроить себе праздник – таких рабочих выкидывают. А второй шанс появляется не у всех. Многие после такого увольнения становятся бомжами.
Гастарбайтеры нигде не зарегистрированы, а следовательно, как бы и не существуют. И если, к примеру, работодатель решает «кинуть» своего «иностранного сотрудника» на зарплату, тому останется только пойти на вокзал – клянчить деньги на билет или продолжить круг заново. По некоторым оценкам только в Москве и области на нелегальном положении обитают от полутора до трех миллионов человек.
Огромная разница в оценках объяснима – ведь нелегалы предпочитают не регистрироваться. Впрочем, их с каждым годом становится меньше. Частники все реже берут на работу гастарбайтеров. Поэтому, возможно, через год-два ярмарка бесправия на Ярославке перестанет играть роль биржи труда для незаконных мигрантов.
– Что тогда будете делать? – спрашиваю Дуду.
– Не знаю. Мне бы сезон проработать, а там посмотрим. Придумаю что-нибудь. У себя дома мне делать нечего...

Вaлерьян Никoненко

ЧЕРНАЯ КАССА
По данным Национального антикоррупционного комитета, только по Москве ежегодные потери от привлечения к работе гастарбайтеров составляют около 1,5 млрд долларов. Порядка 400 млн долл. перекачивается в теневую экономику и уходит на счета в иностранных банках. Примерно столько же недополучают в виде налогов бюджеты. Порядка 200 млн долл. уходит на подкуп чиновников. Минимум полмиллиарда вывозится из страны в виде заработной платы.

газета "Метро" 18.08.2006 




От: Максимова Ольга,  2201 просмотров






- Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:

Отказ от ответственности